Опыт мамы: не надо тискать моего ребенка!

Как получить опыт расставания с мамой

Единственное, на что может опереться ребенок, — собственный опыт расставания с мамой. Именно он определяет реакцию ребенка на каждый мамин уход и на то, как он будет переживать расставание. Если к двум-трем годам такой опыт невелик, то есть мама не отлучалась из дома без ребенка, не оставляла его под присмотром надежного взрослого, резкие и длительные расставания могут быть восприняты ребенком очень остро.

Самый неудачный вариант — когда мама исчезает для ребенка внезапно, то есть не прощается перед уходом, чтобы не видеть слез и истерики, потому что ей кажется, что ребенок не заметит ухода мамы и проще переживет расставание.

Но мы помним, что в этом возрасте ребенку важно постоянно “проверять связь”, и если мама исчезает внезапно, да еще надолго, не оставляя возможности эту связь проверить (хотя бы созвониться, увидеть маму на фото, поговорить о ней), для ребенка ситуация становится небезопасной. А значит, он будет усиленно стараться не допустить этого в следующий раз

Особенно чувствительные дети, имея подобный опыт, потом цепляются за маму, не отпуская ее даже в соседнюю комнату.

Потребность быть рядом с мамой

Для младенца с самого рождения чувствовать маму рядом — базовая потребность. Мама — это еда, тепло, безопасность. В результате эволюции выживали дети, которые не отпускали своих мам далеко, подзывали их громким криком, не желали оставаться одни.

Эти мощные программы заложены и в наших детях. Младенец не осознает, что мама вышла в соседнюю комнату на минутку, а он лежит в безопасной кровати, никакая гиена не прибежит и не съест его; что он не скатится с обрыва в пропасть, а мама о нем помнит и не бросит его одного погибать от холода и голода.

Для малыша на первом году жизни очень важно чувствовать маму: видеть, слышать, касаться, ощущать ее запах, вкус молока. Именно на этом уровне формируется привязанность к маме, которая потом разовьется в теплые и доверительные отношения

Важно, чтобы мама смогла так организовать свою жизнь и жизнь семьи, дабы младенец мог много времени проводить рядом, на ручках, слышать ее голос, ощущать тепло и запах ее тела.

Но что происходит, когда ребенок подрастает, становится более самостоятельным, может свободно передвигаться по дому и, казалось бы, начинает многое понимать, рассуждать, но все равно не отпускает маму ни на шаг?

У ребенка примерно лет до трех (иногда дольше) сильна потребность быть рядом с мамой. Да, он уже способен оставаться без нее в знакомой безопасной обстановке, особенно если увлечен интересным занятием, может сам уходить от нее на приличное расстояние.

Но важно понимать, что ему довольно часто нужна “проверка связи”. Наверняка многие мамы деток этого возраста замечали, что даже очень увлеченный ребенок периодически подбегает, чтобы что-то показать, рассказать или взять

А если случилось неприятное, например он упал или его обидели, малыш бежит к маме, чтобы успокоиться в ее объятиях.

И это нормально, даже хорошо. Скажите честно, вам хотелось бы, чтобы подросший ребенок делился с вами своими проблемами или не посвящал вас в них совсем?

Обратите внимание, что ребенок может оставаться без мамы именно в безопасной обстановке, а ощущение безопасности дает прежде всего тот, с кем ребенок остается. Для двух-трехлетки это человек, с которым он хорошо знаком, кому доверяет и к которому сформирована привязанность

Если ребенок не чувствует себя в безопасности с тем, кто за ним присматривает, в следующий раз он будет сильно цепляться за маму, стараясь не допустить разлуки с ней.

Что говорить, уходя от ребенка

Мамы часто делают сильный упор на объяснения, почему им нужно уходить, и рассчитывают, что ребенок их поймет

Конечно, важно рассказывать, куда вы идете и что будете делать. Это поможет ребенку пережить разлуку, но надеяться на аргументы “маме нужно на работу, чтобы зарабатывать денежки” не слишком разумно

Ведь так мы стараемся задействовать логику, сформировать у ребенка понимание, зачем ему оставаться без мамы.

Но малыш не способен в полной мере осознать, зачем и куда уходит мама, не может представить, что мама где-то в другом месте, что она помнит о нем и любит его. Ребенку такого возраста нужны подтверждения и напоминания, которые помогают поддерживать невидимую связь с мамой.

Кроме того, малыш плохо представляет себе длительность временных промежутков, не может осознать, сколько времени мама будет отсутствовать. Особенно трудно дается понимание прошедшего и будущего времени. То есть объяснения из разряда “мама вернется через два часа” не помогают ребенку осознать, что мама вернется или когда это произойдет.

Исходя из этих знаний, попробуйте представить, что самый близкий человек, которого вы любите, от которого зависит ваше благополучие, а может быть и жизнь, вдруг ушел куда-то — и вы не можете представить, куда, когда вернется; с ним нет никакой связи, и вы не знаете, кому звонить, как узнать о его судьбе. Страшно, правда? Тревожно, неуютно, небезопасно.

У ребенка в описываемой ситуации возникает очень много чувств и эмоций, которые он не может удерживать в себе в силу незрелости. Он тут же начинает плакать, истерить, кричать. Ему неинтересны игры и развлечения. А когда мама возвращается, он делает все возможное, чтобы не выпускать ее из поля зрения и чтобы подобная ситуация не повторилась.

В общественных местах

Егор не знает, что такое соска. Так часто бывает, что дети, которые на правильном грудном вскармливании, не принимают этот объект вообще. У нас было время, когда Егор на какое-то время согласился использовать ее по назначению, но потом стал выплевывать, и мы ее убрали. А теперь, когда предлагаем иногда, чтобы посмотреть, как он будет на нее реагировать, он просто начинает ее грызть. И единственный способ его успокоить, когда он плачет — это дать грудь. Ладно, когда это происходит дома или в кругу друзей, все уже знают про эту мою фишку. А вот когда приходится мало-заметно успокаивать сынульку таким образом на улице, если он упал или на приеме у врача или при заборе анализа крови — вот тут (если меня «раскрыли») я очередной раз вижу изумленные округленные глаза и немой вопрос, точнее даже два: Как она может так прилюдно оголяться? И на фига такого большого кормить?

Во время массажа единственное действенное средство успокоения — это мамина грудь

Да, я кормлю везде, где малыш этого попросит

Кушать незаметно можно даже на улице

Вместо соски шнурочек — любимое дело

Но я общаюсь со многими нестандартными мамами и знаю, что я еще не самый крайний случай. Есть и другие, которые на любой вопрос про слинг и его потенциальный вред готовы вцепиться в горло осуждающему. Есть те, кто закаляет своих малышей (и они очень большие молодцы! мне просто смелости не хватает начать это делать) и в то время, когда все дети гуляют в кофтах, выпускают своих малюток просто в футболке. Те, которые разрешают своим любознательным чадам пробовать почти все на зубок и есть песок, трогать любых собак и кошек, и при этом запрещают чужим людям прикасаться к своим детям, и расценивают эти (чаще всего добрые) жесты, как посягательство на святая-святых. И это тоже хорошо! Для них и их детей.

А я, как всегда, призываю к свободе: если бы все, кто видел что-то или кого-то, непохожего на себя и на то, что они привыкли видеть, не спешили бы осуждать, или вразумить, или одарить непонимающим, оценивающим взглядом, было бы очень здорово. Ведь если ничья свобода при этом не пострадала, то правильнее позволить благодушно и другим людям, непохожим на большинство, тоже быть свободными и делать то и так, как они считают нужным.

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwitterВКонтакте
Напишите комментарий